Красоте

Красоте

Они похожи
на экзотические цветы…
Р. Бротиган

Дари нечаянною лаской.
Распахивайся в духоте.
Живи во всех. Живи и властвуй –
Я покоряюсь красоте.

…И у витрин универмага,
В вечерней сутолоке ног –
Как экзотический цветок –
Уснувший уличный бродяга…

«Весь этот воздух есть одна…»

* * *

Весь этот воздух есть одна
Неумолкающая просьба.
Молочный свет сквозь ветви – в осень,
В просветы лиственного дна,
В пробоины. Скрипящий сад
Плывёт, и кренится, и тонет,
А воздух неуклонно гонит
Его во времени назад:
В младенчество, в блаженство быть –
Надмысленное озаренье!

И просит каждое мгновенье:
– Проснись – и сам себя увидь.

«Низкое солнце до карамельного цвета плавит наст…»

* * *

Низкое солнце до карамельного цвета плавит наст,
Сладкие блики горстями швыряет в ноги.
Боги не сводят с жизни влюблённых глаз,
Соединяя наши дороги.
Соединённые по эту сторону, мы –
Отсветы долгих взглядов
Из полутьмы.

«Любая рука, любые глаза и губы…»

*  *  *

Нине Ягодинцевой

Любая рука, любые глаза и губы –
В них ветер, и шелест, и дождь.
Хоральной прелюдии нежные, нежные трубы –
О том, чего ждёшь.

И каждая ветка, и каждая вешняя лужа,
И облако, облако в ней
Так тянет из сердца – до неба и дальше, и глубже,
Туда, где больней.

И неизъяснимы и лица, и лужа, и ветка,
И так одиноки, любя,
Что кажется: эта тугая грудная клетка
Не сдержит тебя.

«Подорожник-июль – на саднящую ранку – от боли и пыли…»

* * *

Подорожник-июль – на саднящую ранку – от боли и пыли.
И опять на качели: из небыли в были, из небыли в были…
Чьи бы руки встречали, глаза бы искали, смеялись и пили
В безвоздушном пространстве тягучие взгляды: не ты ли? не ты ли?

Но не ты. И с пустым раскачавшимся сердцем домой или в поле.
Водворяя себя с одуревшей неволи в сушайшую волю,
Вдруг находишь конверт недошедшего лета – внутри только листья –
И становишься сам этой солнечной, горькой, пресветлою жизнью.

«Не я, но мы. И Ты меж нами…»

*  *  *

Не я, но мы. И Ты меж нами.
И каждый чист, и каждый пуст –
Как лист и придорожный камень,
Согрет у сокровенных уст,
Согрет и свят. Ещё для тайны
Бессилен взгляд – так сон глубок.
Лишь тронет лоб почти случайный,
Нежданный тонкий ветерок.

«Ты растёшь, и так плавно меняются твои черты…»

* * *

Ты растёшь, и так плавно меняются твои черты.
Это ты, это всё ещё ты, и снова – ты.
Ты смеёшься, и ветер относит твой смех во тьму.
Не смотри назад, не печаль свой взгляд и не верь тому,
Что когда-то так же пройдёшься по краю дня,
За которым уже готовлюсь родиться я.

«Пройти напросвет лабиринтом слов…»

***
Пройти напросвет лабиринтом слов,
Страницами выйти к морю.
Из всех надоевших мирских оков,
Из всех мировых историй
Когда-нибудь выпутаться. Дойти
До той чистоты, с какою
Вода, – набегая, лаская, – чтит
Пришедших к её прибою.

«Не тоской, а любовью. Горячим её лучом…»

* * *

Не тоской, а любовью. Горячим её лучом.
В каждом близком и дальнем лелея одно и то же
Бесконечное я. Узнавая себя в прохожем,
Проходя на просвет, задевая его плечом.
В каждом новом лице повторяясь созвучьем черт,
В неизбывном пути утверждаешь как аксиому:
Всё идёшь и идёшь, и никак не придёшь к Другому,
Потому что Другого от века на свете нет.

«Когда пишу кому-нибудь…»

***
Когда пишу кому-нибудь
«Ты» или «Вы» – как прикасаюсь, –
Мне слово проникает в грудь
И раздвигает чёрный хаос
В густой крови. И это – вдох
Из безвоздушного сиянья…

И я люблю.
И Слово – Бог.
И нет меж нами расстоянья…